Почему апостол пётр трижды отрекся от христа и раскаялся?

Почему апостол пётр трижды отрекся от христа и раскаялся?

Почему апостол пётр трижды отрекся от христа и раскаялся?
СОДЕРЖАНИЕ
0
0
25 января 2020

Содержание

Настоящий труд представляет собой перевод проповеднических произведений святителя Геннадия II (Георгия) Схолария (ок. 1400–1472, память его празднуется Греческой церковью 31 августа), патриарха Константинопольского, ученика и духовного сына св Марка Ефесского, одного из самых замечательных православных богословов, «последнего светозарного отблеска дивной Византии», по выражению переводчика его проповедей архим Амвросия (Погодина) Проповеди (омилии, слова) святителя Геннадия являются, в сущности, трактатами на различные богословские темы, будь то догматического, будь то нравственного характера. Все эти проповеди принадлежат к его «избранным» сочинениям, причем избрал их и переписал своей собственной рукой сам великий святитель.

В «Прибавлении» к книге публикуется детальное исследование архим. Амвросия (Погодина) об истории формирования догмата Искупления и его восприятия в Западной и Восточной церквах.

А. Письмо монаха Лаврентия к патриарху Геннадию

Всесвятейший и божественнейший патриарх, для меня же о Господе боговдохновенный владыка, начальник и отец, – молю всеблагого Бога, чтобы твоя великая святыня благоденствовала и пребывала в добром здравии и находилась в душевной и телесной радости. Владыко мой, хотя я и нахожусь далеко, однако всегда имею в сердце твою величайшую святыню и память о тебе поставляю в удел праздника, и нет дня, когда для меня не была бы как праздник сладость памяти о тебе; молю тебя, помолись обо мне, непотребном, дабы Господь помиловал меня, горемычного. Итак, читая святое Евангелие, я нашел выражение, что после того, как Петр отрекся (от Христа в ночь Его предания), он «исшед вон, плакася горько». И я сказал в себе: какие же были слова, которые он говорил, оплакивая свой поступок, дабы и я оплакивал мою душу, потому что ежедневно моими злыми делами и я (как бы) отрекаюсь от Христа? – Поэтому я обращаюсь к тебе и молю твою великую святыню, по данной тебе от Бога мудрости, потрудиться и написать мне, какими исполненными слезами словами, вероятно, мог говорить тогда мудрейший Петр, как выразил свою скорбь, какие мысли породили его жгучее сокрушение, – дабы и я также возымел побуждение к оплакиванию (моих прегрешений), потому что я стал совершенно жестокосердным и неспособным к сокрушению. И не колеблись пространно привести мне его выражения скорби, дабы, хотя и поздно и с трудом, ты сокрушил мою бесчувственную душу, а этим возымел награду от Бога, а от меня – молитву и благодарность.

Пребывая последний среди клириков и твой нижайший сын, Лаврентий.

Почему Христос легко простил апостола Петра за троекратное отречение?

В прощении Петра — главный смысл Нового Завета: Господь прощает нас, и через это прощение мы обретаем путь к Спасению.

Можно только догадываться о степени душевного смятения, овладевшего Петром, когда на его глазах схватили, арестовали, затем наказали и казнили того, кому он искренне поверил за 3 года до этих событий и за кем он все эти три года слепо следовал повсюду в уверенности, что перед ним Мессия, явившийся спасти Израиль от захватчиков – римлян.

И что же – Христос оказался обычным смертным. Три года вычеркнуты из жизни. Пётр не просто ходил за Христом, он ведь ещё и других пытался обратить в веру. Как тут не отречься… Тот, кого, казалось, не должны были одолеть врата ада, постыдно схвачен и как обычный преступник наказан. Вы бы не отреклись? Вы бы продолжали упорствовать в вере, которая разбита вдребезги на Ваших глазах в течение всего нескольких часов? И страшно, и стыдно.

И вот Христос воскрес и явился Петру. Он не требует от Петра ни объяснений, ни оправданий, ни покаяния за своё отречение. Он его ни в чём не упрекает – Он лишь три раза спрашивает Петра, любит ли он Его. Так Господи, отвечает Пётр, люблю! Ты всё знаешь!

Только теперь перед апостолом разворачивается во всей своей полноте истинный замысел Всевышнего – смерть побеждена, открыт путь к Спасению. И путь этот проходит через любовь, веру и прощение. Только теперь до Петра начинает доходить смысл действий и слов Христа во время его земного служения. Не римлян надо победить и изгнать, а в себе следует победить зло. Вот ради чего Господь сошёл в наш мир, а не ради изгнания римлян из Израиля. Любить и прощать – в этом весь Господь.

Христос сказал Петру в ответ простые слова: иди за Мной. Прощение искреннее, любящее и не требующее ничего взамен. Духовно воскресший и обновлённый Пётр начинает свой новый путь – нести Слово евреям. Примерно в это время подобное же преображение происходит с Павлом, которого Господь прощает за расправы с христианами, и который начинает свой путь среди язычников. Оба, по преданию, завершат этот путь позже, в один год и чуть ли не в один и тот же день в Риме, где по примеру Христа примут за Слово мученическую смерть.

Вправе ли мы обвинять Петра в отречении от Христа? Нет, потому что мы сами, невзирая на пример Петра, каждый день предаём Христа – неправедными делами и мыслями

Мы, люди, — источник зла в этом мире. Мы творим зло, сами того не замечая, в большом и малом, и во всём всегда себя оправдываем. Зло на зло – оскорбление на оскорбление, гнев на гнев, обида на обиду, месть на месть. Мы ненавидим друг друга, отмеряем свою любовь ближним строгими дозами и требуем за неё награды, злорадствуем, помним все чужие грехи и ошибки, планируем отмщение.

Ненависть снедала Гитлера и подвигла его на убийство десятков миллионов людей. Во имя светлого и мирного будущего развязал бойню Ленин. Ради всеобщего блага пролил реки крови Робеспьер. Это когда по-крупному. Но зло совершается каждодневно и по-мелкому. Совершается не само по себе, а каждым из нас.

Прощение противостоит злу. Вот почему Пётр был прощён. Вот почему мы все можем быть прощены.

Господь прощает нас – уж тем более мы должны прощать и любить друг друга и каждый день сокращать территорию зла в себе и вокруг себя, держаться света, сторониться тьмы.

У католиков и протестантов завтра в ночь сочельник, а в понедельник – первый день Рождества. Православные отметят его через пару недель.

В эти дни Господь явился в мир – вспомните об этом.

В. Ответ патриарха Геннадия монаху Лаврентию

Малейший Геннадий Схоларий честнейшему и преподобнейшему в священномонахах и духовных отцах Лаврентию, сущему в монастыре Дионисия на Священном Афоне – радоватися о Господе.

Честнейший и преподобнейший отец и брат во Христе, получив твое письмо, в котором ты удостоил меня поручением, чтобы в некоем предположении и начертании мы поведали тебе плачевное стенание блаженного Петра, корифея апостолов, я сразу же, по уважительным причинам, уклонился от исполнения твоей просьбы, из каковых причин наиболее уважительная к удалению от этой темы была та, что для того, кто попытается изобразить оное плачевное сетование и раскаяние в едином тогда падении отречения, необходимо быть не совершенно далеким от состояния души и ума Петра; мы же настолько отстоим от него, что это и выразить невозможно, поэтому мы и не умеем скорбеть относительно наших многих грехов, и не скорбим, но ведем беспечную жизнь, совершенно не познав пользы, бываемой от слез, – и (таков) ответ на твое требование ты имеешь посланным тебе чрез брата нашего Акакия, священной и боголюбивой души. Но теперь, подвигнутые иным соображением, мы исполняем твое желание; потому что следовало и уклонение (от того, чтобы писать на эту тему) осознать и соблюсти, но и послушанием не полностью пренебречь. На основании сего мы посылаем тебе настоящее сочинение, в котором, согласно твоей просьбе, насколько было возможно изучив положение, мы излагаем тебе наше предположение: какие слова мог бы изречь самому себе блаженный и корифей апостолов Петр, горько плача после своего третьего отречения; ты же, в силу исполнения твоей просьбы, взамен дай нам теплую и постоянную молитву, проистекающую из любви к Господу нашему Иисусу Христу, дабы, даровав нам истинное покаяние, сокрушение и горесть, разрешил по единому Своему человеколюбию виновность многих и великих содеянных мною грехов, которыми мы связали себя, – поступая так на основании величайшей Своей милости к нам, как дар Его нам. Надеемся же, что и великое Основание Церкви посодействует твоим молитвам о нас: потому что он знает, что, несмотря на то, что мы грешники, мы высоко чтим всегда с большим благоговением и восхищением весьма превосходящую естество добродетель его и веру, и в подражании его Христу, его старание о спасении мира, и изобилие на нем Небесных дарований. Будем каяться!

READ  Молитвы о здравии и исцелении

Богословские толкования

Отречение Петра и связанные с этим его душевные терзания находят отражения в богословских толкованиях. Описывая приход Петра в дом первосвященника «Толковая Библия Лопухина» ещё до начала рассмотрения события отречения поднимает вопрос о душевном состоянии апостола:

Феофилакт Болгарский подробно останавливается на толковании образа служанки, которая попыталась уличить Петра: «Пётр уличается служанкою, то есть человеческою немощью, вещью низменною и приличною рабам». Петух, который привёл апостола в чувства по мнению Феофилакта является «слово Христово, не позволяющее, чтобы мы расслабели и спали, но говорящее: „бодрствуйте“ и „востани спяй“».

Пётр со слезами уходит со двора первосвященника

Евангелисты по-разному помещают сцену отречения Петра в контекст событий суда синедриона. Синоптики помещают рассказ о всех трёх отречениях без промежутков (только у Луки сказано, что между вторым и третьим отречением прошло около часа — Лк. ). При этом евангелист Лука помещает отречение перед осуждением Христа на суде у первосвященника, а Марк — после осуждения. Указывается, что версия Луки является более достоверной:

Покупка земли у горшечника на деньги, брошенные Иудой

При всей своей развращенности они все-таки признали невозможным употребить в пользу храма это орудие гнусного подкупа, потому что это цена крови (Мф. 27, 6), и потому купили у одного горшечника участок земли для погребения странников. И долго земля эта называлась землей крови.

Евангелист добавляет к своему повествованию, что во всем этом сбылось предсказание пророка Иеремии. На самом деле, не Иеремия, а Захария говорил: И они отвесят в уплату мне тридцать сребренников. И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище, – высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень для горшечника (Зах. 11, 12–13). Полагают, что указание на Иеремию вместо Захарии есть следствие ошибки переписчика, в древнейших же списках сделана ссылка на Захарию.

Отречение Петра

Между тем, пока происходил суд над Иисусом, Петр, пришедши, вероятно, с Иоанном же из дома Анны к дому Каиафы, сидел во дворе этого дома, стараясь придать себе вид постороннего человека, пришедшего на шум из одного лишь любопытства. Слуги Каиафы часто входили в судилище и выходили из него, сообщая сидевшим на дворе все происходившее там. Петр, вероятно, весьма тревожился, прислушиваясь к их рассказам, и тем обнаружил, что не одно праздное любопытство привлекло его сюда. Заметив его беспокойство, одна из служанок подошла к нему и спросила: «Должно быть, и ты был с Иисусом Галилеянином (Мф. 26, 69), что так прислушиваешься ко всему, что говорят о Нем?» Петр не успел еще ответить, как один из рабов первосвященника, родственник Малха, у которого Петр отсек ухо, всматриваясь в Петра, сказал: не я ли видел тебя с Ним в саду?

Петр смутился и сказал: не знаю и не понимаю, что ты говоришь (Мк. 14, 68). С этими словами он встал и направился к выходу, на передний двор; и когда он подходил к воротам, запел петух.

Предсказание Иисуса об отречении Петра передано всеми Евангелистами вполне согласно; но Матфей, Лука и Иоанн ничего не говорят о том, сколько раз пропел петух, когда Петр трижды отрекся от Иисуса; Марк же, писавший свое Евангелие со слов Петра и, следовательно, лучше других Евангелистов знавший подробности этого грустного события, передает предсказание Иисуса такими словами: истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мк. 14, 30). Поэтому, Евангелист Марк, повествуя об отречении Петра, отмечает подробность о том, что после первого же отречения во дворе Каиафы петух пропел в первый раз, а после третьего – во второй раз. Конечно, эта подробность, имеющая существенное значение, не могла быть забыта Петром.

Итак, Петр отрекся уже один раз от Христа; и тотчас же, как бы в напоминание ему о предсказании Иисуса и в предупреждение дальнейших отречений, раздался первый, полночный крик петуха

Но Петр, по-видимому, не обратил внимания на это предостережение, так как тотчас, при выходе его за ворота, другая служанка подошла к нему и, обращая на него внимание стоявших у ворот людей, сказала: и этот был с Иисусом Назореем (Мф. 26, 71). Все присутствовавшие при этом обратились к Петру с испытующими взорами; он не выдержал их; страх обуял его, и он не только вторично отрекся от Иисуса, но даже с клятвой стал уверять всех, что не знает Сего Человека (Мф. 26, 72); он даже не назвал Его по имени

Вероятно, клятвенные уверения Петра подействовали на его обличителей: они оставили его в покое, и он, спустя некоторое время, увлекаемый страстным желанием знать, что делается с его Учителем, опять вошел во двор и уселся у костра. По сказанию Евангелиста Луки, прошло с час времени (Лк. 22, 59) после второго отречения; по словам же Евангелистов Матфея (Мф. 26, 73) и Марка (Мк. 14, 70), немного
спустя началось третье его отречение.

Петр, как уроженец и житель Галилеи, говорил на галилейском наречии, которое резко отличалось своей грубостью и неправильностью произношения некоторых звуков и даже целых слов от того арамейского наречия, на каком объяснялись тогда жители Иудеи.

Все сидевшие у костра служители первосвященника говорили, конечно, об Иисусе и, вероятно, повторяли внушенное им раньше их господином мнение о том, что Мессия должен прийти из Вифлеема, а не из Назарета Галилейского, и что Иисус как Галилеянин не может быть даже пророком. Говоря о Галилее, не могли не обратить внимания и на Петра, своим наречием явно выдававшего себя за галилеянина; вспомнили раньше возбужденное подозрение, не ученик ли он Иисуса, и стали говорить ему: «Хотя ты и клялся, что не знаешь Этого Человека, но теперь мы догадываемся, что ты из Его учеников, ибо по твоему говору видно, что ты галилеянин».

Страх опять напал на Петра, и он же начал клясться и божиться, говоря: не знаю Человека Сего, о Котором говорите (Мк. 14, 71).

К этому времени суд над Иисусом уже окончился, и Его вывели из судилища на двор. Тотчас же петух пропел второй раз, и Христос посмотрел на Петра. Тут-то вспомнил Петр слово, сказанное Ему Иисусом: прежде нежели петух пропоет дважды, трижды отречешься от Меня (Мк. 14, 72); он вышел вон и горько заплакал.

Святой Климент, ученик Апостола Петра, свидетельствует, что Петр в течение всей последующей жизни своей при ночном пении петуха падал ниц, со слезами каялся в своем отречении и просил прощения, хотя и получил уже его от Самого Иисуса Христа вскоре после Его Воскресения.

READ  Поздравления с днем святого николая в прозе

Петр в раскаянии обливался слезами; но как тяжело было Иисусу видеть лучшего из оставшихся одиннадцати учеников клянущимся, что не знает Сего Человека, боящимся даже назвать имя Его! Чаша душевных мук переполнилась.

Вам может быть интересно:

1.
Слова на Успение Пресвятыя Богородицы – Геннадий II Схоларий, патриарх Константинопольский

2.
Похвальное слово в день святаго первомученика Стефана – святитель Астерий Амасийский

3.
Слово на Положение и поклонение Всечтимому и Честному Поясу Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии – святитель Герман, патриарх Константинопольский

4.
Самая сильная апология против нападок на его свиток – святейший Григорий II Кипрский, патриарх Константинопольский

5.
Слово о женах мироносицах и о приявшем Божественное Тело Гроб Господа нашего Иисуса Христа и об Иосифе Аримафейском и на тридневное Воскресение Господа нашего Иисуса Христа – святитель Григорий Антиохийский

6.
Слово в Великий Четверток – святитель Григорий Киевский (Цамблак)

7.
Диспут католика с арианином – святитель Григорий Турский

8.
Похвальное слово в честь первомученика и диакона святого Стефана – святитель Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский

9.
Фрагмент с вопросами и ответами о рождении Сына Божия от Отца – священномученик Дионисий Александрийский

10.
Апология Халкидонского Собора и Томоса святого Льва – святитель Ефрем Антиохийский

Вам может быть интересно:

1.
Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. Том I – Избранные толкования из творений свв. отцов на 11-ю главу Евангелия от Матфея – Матвей Васильевич Барсов

2.
Толкование на Евангелие от Иоанна – Глава 16 – профессор Александр Павлович Лопухин

3.
Толкование на Евангелие от Иоанна – Глава 18 – епископ Михаил (Лузин)

4.
Толкование на Евангелие от Луки – Глава 13 – протоиерей Иоанн Бухарев

5.
Толкование на Евангелие от Иоанна – Книга девятая – святитель Кирилл Александрийский

6.
Толкование на Евангелие по Матфею – Глава XVII – преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

7.
Толкование на Евангелие от Матфея – Глава 28 – праведный Иоанн Кронштадтский

8.
Толкование Евангелия от Иоанна – Глава XXI – Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

9.
Евангельская история, составленная словами св. Евангелистов – Борис Ильич Гладков

10.
Евангелие от Иоанна. Исторический и богословский комментарий – Глава 8 – митрополит Иларион (Алфеев)

О скорбных переживаниях, охвативших апостола Петра после его отречения от Христа1

Нижепомещаемое сочинение святителя Геннадия является не проповедью, а размышлением и выражением горьких чувств, охвативших апостола Петра после того, как в ночь, когда Спаситель предал Себя на смерть ради искупления людского рода, он трижды отрекся от Него. При горьких чувствах о своем поступке, при раскаянии в своем грехе апостол Петр не теряет надежду на то, что Господь простит его. Сочинение это является, по определению издателей, «uvres complétes», «прозопопеей», т. е. олицетворением, известным монологом, вставленным в уста апостола Петра. Прозопопею (олицетворение) греческие Святые Отцы наследовали от театрального и поэтического творчества греческих классиков. Эту литературную форму мы встречаем часто у св Иоанна Златоуста, у преподобного Романа Сладкопевца, у св. Софрония Иерусалимского, у св. Григория Паламы и у других авторов, и особенно у авторов поэтов богослужебных текстов; примером такого же олицетворения является и ниже приводимое сочинение святителя Геннадия.

Предваряется это сочинение письмом афонского монаха Лаврентия к патриарху Геннадию, а затем и ответом ему. Приводить содержание этих писем было бы тратой времени, потому что читатель без труда и сам познакомится с этими двумя краткими документами.

По духу нижепомещаемое сочинение святителя Геннадия напоминает кондак преподобного Романа Сладкопевца на отречение апостола Петра. Этот кондак ради сравнения с сочинением Схолария мы приводим в виде добавления сразу же после его прозопопеи.

Почему Петр отрекся от Иисуса Христа?


Фото: Pravmir.ru Может показаться, что отречение было практически случайным, став секундной слабостью. Или у Петра сработал естественный инстинкт самосохранения. При этом неоспоримо, что отречение состоялось, лидер среди учеников Иисуса, хотя бы на несколько минут, но признал, что в этот момент стоит отказаться от своей связи с Христом, хотя бы в представлении окружающих. Это тяжкое преступление против любви, связывающей людей вместе.

Петр практически сразу раскаялся в содеянном. А вот для покаяния потребовалось время, так как оно предполагало изменения в поступках. Петр не отправился на Голгофу, где среди апостолов находится только Иоанн. Неизвестно, что он делал в субботу, когда тело Спасителя покоилось в гробу.

Зато хорошо известно, что, едва услышав об исчезновении тела, он в числе первых прибыл к месту погребения. Эта поспешность как раз и стала одним из ярких признаков покаяния. Петр не позволил себе отсиживаться дома, сразу отправившись на место, где еще совсем недавно стояла охрана, которая вполне могла произвести арест последователей казненного пророка.

Издевательства над Иисусом

Озлобленный мир приступает теперь к истязанию тела божественного Страдальца. Пока члены синедриона отдыхали по домам своим в ожидании утреннего заседания, Иисуса держали во дворе Каиафы, под охраной стражи, связанного. Ни в ком Он не возбудил ни сострадания, ни даже жалости к Себе; чувства эти были чужды окаменелым сердцам рабов и прислужников первосвященника. В испорченном сердце человеческом гнездится скверное чувство: желание оскорбить, да посильнее, того, кто когда-то был силен, а ныне стал беззащитным. Движимая этим чувством толпа, окружившая теперь Иисуса, стала издеваться над Ним. Начальство объявило Его лжемессией, повинным смерти, и, вероятно, намекнуло своим прислужникам, что они могут не стесняться с таким Человеком. Этого было достаточно, чтобы дать простор чувствам озверелой толпы. Иисуса стали бить; закрывали лицо Его покрывалом и, ударяя по щеке, спрашивали: «Узнай, кто ударил Тебя?» Мессия должен был знать все, и если Иисус – Мессия, то, по мнению Его истязателей, Он должен каждый раз узнавать, кто Его ударил. Но Христос молчал, и это молчание дало некоторым повод отнестись к Нему, как к лжемессии, с обычным у евреев выражением крайнего презрения: стали плевать Ему в лицо. И много иных хулений произносили против Него (Лк. 22, 65). Христос безропотно перенес все эти оскорбления и истязания и, быть может, молча молился за окружающих Его теперь, как будет молиться за Своих распинателей: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 24).

Появление Иуды, его раскаяние и смерть

Но не успели они еще выйти из зала суда, как вошел туда Иуда-предатель. При виде осужденного и связанного Иисуса раскаяние стало мучить его, и он торжественно заявил первосвященникам и старейшинам: согрешил я, предав кровь невинную (Мф. 27, 4).

Казалось бы, что раскаяние Иуды должно было тронуть судей и доказать им их судебную ошибку в только что произнесенном приговоре; на самом же деле они, вполне соглашаясь с Иудой, что намереваются пролить кровь невинную, спешили как можно скорее пролить ее; и потому, преодолев невольное смущение от такого неожиданного объявления предателем невиновности Того, Кого они единогласно осудили, они с холодным презрением ответили Иуде: «Какое нам дело до твоего греха? ты согрешил, ты и отвечать будешь. Что нам до того? смотри сам (Мф. 27, 4)».

Иуда мог бы броситься к ногам Иисуса и со слезами молить о прощении своего тяжкого греха, и наверное Всепрощающая Любовь простила бы искренно кающегося. Но или Иисуса успели уже увести из судилища до прихода Иуды, или же Иуда не посмел молить о прощении Того, Кого предательски выдал врагам, – как бы то ни было, однако Иуда ограничился принесением покаяния лишь перед первосвященниками и прочими членами синедриона. Он надеялся получить от них хотя малейшее облегчение своего отчаяния и повлиять на судейскую совесть в смысле немедленной отмены только что объявленного приговора; но цели своей он не достиг: силы приговора он не поколебал нисколько, сам же был презрительно и холодно отвергнут. Не зная, что делать, на что решиться, он вспоминает про полученные тридцать сребренников и бросает их первосвященникам, сам же бежит вон из судилища, нигде не находит покоя от угрызений совести и кончает жизнь самоубийством: он повесился, удавился. Из книги Деяний Апостолов, написанной Евангелистом Лукой, мы знаем, что мертвое тело Иуды сорвалось и упало, при чем расселось чрево его, и выпали все внутренности его (Деян. 1, 18).

READ  Поцелуй иуды

Евангелист Матфей не поясняет, куда именно вошел Иуда с изъявлением своего раскаяния; но так как повествование об этом он начинает вслед за рассказом об окончании суда над Иисусом, и начинает его словами – тогда Иуда... – то с большой вероятностью можно полагать, что Иуда вошел в самое судилище и в то именно время, когда синедрион находился еще там. В другое время, когда первосвященники и старейшины были отвлечены судом Пилата и Ирода, а также распятием Иисуса, Иуда едва ли мог принести им свое покаяние.

Но где Иуда бросил сребренники? Евангелист Матфей говорит, что в храме (Мф. 27, 5). Несомненно, что он должен был бросить их там же, где так холодно отвергли его покаяние; не в храме же он каялся? Ведь там в то время, кроме очередных священников, никого не было; все первосвященники были заняты судом, а он каялся именно перед первосвященниками. А так как синедрион заседал в одном из храмовых зданий, а все здания храма, притворы и дворы его назывались общим именем храма, то можно полагать, что бросить сребренники в одном из зданий храма означало то же, что и бросить их в храме. С другой стороны, если сопоставить слова стиха 3-го главы 27-й Евангелия Матфея – и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников, – со словами 5-го стиха той же главы – и, бросив сребренники в храме, – то можно допустить предположение, что возвращаемые Иудой сребренники не были приняты от него в зале синедриона, и потому Иуда подошел к самому храму и бросил их в него. Как бы то ни было, но первосвященники подобрали брошенные сребренники и после, на досуге, обсудили вопрос, что с ними делать.

Оскорбление Иисуса служителем Анны

Анна понял, что иного ответа и нельзя было ожидать и, вероятно, прекратил бы допрос, но стоявший тут же служитель его нашел в ответе этом нечто неуважительное к такому важному лицу, как бывший первосвященник, и, желая показать особенное усердие к своему господину, ударил Иисуса по щеке и дерзко сказал: так-то отвечаешь Ты первосвященнику?

Если бы Иисус молча перенес это оскорбление, то могли бы подумать, что Он признает его заслуженным; особенно же возгордился бы не в меру ревностный слуга таким молчаливым одобрением его поступка. Поэтому, чтобы пресечь зло в самом его начале, чтобы дать слуге почувствовать всю тяжесть его греха, Иисус побеждает зло добрым словом. «Если Я сказал худо, – говорит Он, обращаясь к Своему оскорбителю, – то покажи, что худо, укажи, что именно в моем ответе первосвященнику ты считаешь дурным; а если Я сказал хорошо, то за что же ты бьешь Меня? (Ин. 18, 23)».

Признав бесполезным продолжать допрос Иисуса, Анна отправил Его связанного к настоящему первосвященнику, зятю своему Каиафе.

Апостол Петр: отречение и раскаяние

Мы свободны менять свои решения — до тех пор, пока живы, —и Бог смиренно ждет, что мы решим. Но однажды приходит пора сделать окончательный выбор. Для многих людей, окружавших Христа в дни Его земной жизни, это время наступило накануне Его страданий. Каждому пришлось решать, с Христом ли он или с противниками Христа.

О том, кто какое решение принял и как оно ему далось, читайте в проекте «Фомы» «Герои и антигерои Страстной недели».

Когда пасхальная трапеза подходила к концу, Иисус произнес с печалью: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Мф 26:21). Ученики смутились. Они искренне любили Его, но каждый интуитивно чувствовал, что от любви до предательства может оказаться всего один шаг, и сделать этот шаг можно даже не заметив…

«Не я ли, Господи? Не я ли?» — спрашивали Филипп, Иоанн, Фома, Матфей… «Не я ли?» — спросил и Иуда. Кажется, только один из учеников не задал этот вопрос — Симон, за твердость своей веры получивший от Господа второе имя Кифа (по-арамейски «камень»), или, по-гречески, Петр (греч. πέτρος — «камень, скала»). Петр был уверен: уж он-то Учителя не предаст. И когда Иисус предупредил учеников, что все они соблазнятся о Нем в эту ночь, Петр воскликнул: «Я никогда не соблазнюсь!» И наверное, очень удивился, услышав: Истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мф 26:33–34).

Потом было Гефсиманское моление, а после — арест Учителя. Его связали и, толкая в спину, повели к дому бывшего первосвященника Анны. Петр и Иоанн поспешили следом. Проникнуть во двор оказалось легко: Иоанна здесь знали. Иисуса ввели в дом, а Петр присел во дворе у костра и стал ждать. Вдруг какая-то служанка указала на него: «Смотрите, а этот тоже из Его учеников!» «Вовсе нет», — пробормотал Петр и отсел подальше от огня. Но тут и другая женщина воскликнула: «Точно, я видела его с Иисусом». «Говорю вам, не знаю этого человека», — отрицал Петр. «Ты даже говоришь с галилейским акцентом, не отпирайся, ты — Его ученик!» — засмеялись еще несколько человек. «Клянусь, нет!» — запротестовал Петр.

И вдруг осознал: что-то не то он говорит… Трагически неправильное. Словно чей-то взгляд почувствовал он на себе. И вспомнил: «Прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня».

В этот самый момент за забором закричал петух. Светало. Начиналось утро пятницы, несколько часов спустя его Учитель будет распят.

Петр опрометью кинулся за ворота. Его душили слезы. «Не я ли, Господи? Не я ли?»

Петр был лидером апостолов. Это видно по деталям евангельского повествования: Петр идет ловить рыбу — и остальные следом, Петр исповедует Христа Сыном Божиим — и остальные молча соглашаются.

Взрослый, сложившийся человек, всю жизнь занимавшийся простым физическим трудом, он не привык копаться в себе и, видимо, был уверен, что в любой ситуации сможет поступить как дóлжно. Он не мог допустить, что его горячая любовь и преданность Учителю способны поколебаться.

И тем не менее отречение произошло. Почти само собой, почти случайно.

Можно было бы назвать это минутной слабостью или сработавшим инстинктом самосохранения. И все-таки это было отречение. Пусть на несколько мгновений, но Петр принял мысль, что лучше, правильнее, безопаснее от Христа дистанцироваться, не иметь с Ним ничего общего — по крайней мере, в глазах окружающих. И это было преступление против любви, которая связывает людей воедино и даже помыслить не может увидеть в любимом человеке кого-то другого, отдельного от себя.

Гойя «Раскаявшийся святой Петр» |

Комментировать
0
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно