СОДЕРЖАНИЕ
0
1
28 января 2020

Зачем нужна догматика?

— Что такое ересь — «свобода» богословского, философского творчества или просто ошибка?

Подлинная свобода — это свобода от греха и пребывание в Святом Духе, Духе Истины, Который сохраняет человека от заблуждений. Если ересь — проявление свободы творчества, то тогда богословие отцов Церкви проявление чего? Впрочем, свобода может стать основанием самых разных поступков, как добрых, так и злых.

Ересь — это не просто ошибка или заблуждение, в которое впадает человек из-за незнания или неверного вывода. Ересь — это сознательное и упрямое искажение Священного Предания, подрыв фундаментальных истин православной веры, такое пагубное их искажение, которое препятствует спасению.

— Как могут быть связаны догматические формулировки со спасением, ведь по сути это всего лишь формы мысли? Как и почему форма мысли влияет на спасение?

— Не надо забывать, что речь идет о Боге. Догматические формулировки — это не просто формы мысли, а некий словесный образ, направляющий нас к Первообразу и предостерегающий от искажения истины. Вспоминается евангельское выражение «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12: 37), которое часто понимается как предостережение от суесловия, от невоздержанности языка. Но если вспомнить контекст этих слов Спасителя, то увидим, что сказаны они как продолжение предостережения от «хулы на Духа Святого» и, таким образом, относятся не к простым бытовым ситуациям, когда действительно можно наговорить лишнего, а именно к богословию! Догматические формулировки предостерегают и направляют нас — наш ум, нашу волю, наши чувства — к Богу, служат нам ориентиром на этом пути. Так получается, что — да, от слов о Боге, с которыми согласно и сердце, зависит наше осуждение или спасение.

Конечно, догматическое богословие — это в том числе и форма мысли, то, что принадлежит к интеллектуальной культуре, но главная его цель — вести человека к спасению. Неправильная вера ведет к неправильному духовному опыту и, как следствие, заблуждению и прелести. Догматика — это не отвлеченное мудрствование, не теоретические абстракции, это путь к спасению. Умственное богословское заблуждение всегда отражается на практике, именно поэтому ересь опасна! Бывали случаи в истории Церкви, когда богословские споры разгорались прямо вокруг какого-то практического вопроса: так, если мы вспомним историю византийских Паламистских споров XIV века, то эти вроде бы исключительно теоретические дискуссии вокруг природы «божественного света» разгорелись в первую очередь вокруг афонской практики «умной молитвы» и в итоге позволили богословам обосновать и защитить афонскую монашескую традицию исихазма и созерцания нетварного божественного света.

Если человек идет в неверном направлении, через некоторое время он неминуемо окажется в тупике. Это объективная реальность, человек в принципе может и не пропагандировать какую-то ересь, но быть еретиком, его заблуждения все равно рано или поздно дадут свой плод, обнаружат себя печальными последствиями.

— Ересь — это в первую очередь «умственное» заблуждение? Семинарист с двойкой по догматическому богословию — еретик?

— Ну, такой человек уже, как правило, не семинарист… (Смеется.) Здесь вопрос не в том, может ли человек выразить свою веру, а в том, осознанно ли он отвергает церковное учение, противопоставляет ли он свое понимание церковному? Большинство еретиков были очень умными людьми и строгими аскетами, но отрицали церковное учение. Причем отрицали на очень высоком интеллектуальном уровне: Аполинарий, Несторий… Именно поэтому мы объясняем своим студентам, что не столько теоретические познания в области богословия, сколько опыт церковной жизни, опыт жизни в Духе Святом предохраняет от ошибок.

Свобода богословских мнений

— Если мы будем изучать историю церковной письменности, то быстро заметим, что святые отцы и сами далеко не всегда единогласны, более ранние иногда противоречат поздним…

— Поздние догматические формулировки выражают не какие-то «новые» учения, а то же самое церковное учение, которое изначально было в Церкви. В православном понимании содержание церковного учения неизменно, и со временем может меняться   только его словесная форма. Мы убеждены, что святые отцы, жившие до появления более поздних догматических формулировок, веровали так же, как и мы. Не смотря на то, что многие доникейские Отцы в изъяснении учения о Святой Троице использовали терминологию не Символа веры (принятого в 325 году), мы уверены, что понимали они свои формулировки в рамках Предания Церкви.

Интересно, что Церковь только те вероучительные истинны определяет как догмат, которые непосредственно важны для спасения человека. Православные догматы — это всегда некий коридор, где богослов может думать так или по-другому, главное — не выходить за обозначенные рамки. Самым ярким примером чего является орос Халкидонсокго Собора с его определением о соединении естеств во Христе: неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно.

Более того, есть значительное количество очень по сути значимых для нас вероучительных истин, которые вообще не имеют строгих догматических формулировок. Например, о телесности или бестелесности ангелов. И это нормально. Поэтому мы различаем в Церкви догматы и богословские мнения.

— А чем отличается частное «богословское мнение» от ереси? Где грань допустимого разномыслия? Какие критерии?

— Частные богословские мнения могут быть несогласны друг с другом, но при этом они не должны ни прямо, ни косвенно идти в противоречие догмату. Если это происходит, тогда «частное богословское мнение» становится ересью

Кроме того, как уже говорилось, ересь подрывает фундаментальные истины, а теологумены и частные богословские мнения касаются вероучительных вопросов частного характера, не имеющих столь важного значения для спасения, как те истины, что мы исповедуем в Символе веры. (Например, вопрос от трехчастности (дух—душа—тело) и двухчастности (тело—душа) человеческой природы

— Прим. ред.) И конечно, следует четко понимать, что в ереси есть два важных аспекта: собственно ошибочный взгляд по какому-то вероучительному вопросу и отношение еретика к собственному лжеучению. Принявший ересь за истину — не просто с кем-то в чем-то не согласен, он противопоставляет себя и свою веру вере Церкви. Отсюда известная закономерность: ересь — это всегда нарушение единства. Еретик — это человек не просто заблуждающийся, но и тот, кто ради собственного заблуждения отпадает от церковного единства, выходит из единства веры, любви и, в конце концов, единства евхаристического общения.

READ  Psalm 22. псалом 22. текст на русском, аудио

По каким-то вопросам разномыслие, безусловно, возможно; и в связи с этим вспоминается известное выражение Блаженного Августина, который заповедовал сохранять «в главном единомыслие, во второстепенном разнообразие, во всем любовь». Тот критерий, который определяет, где заканчивается разномыслие, а где начинается ересь, четко виден из этих слов святого отца: разномыслие не должно служить раздору и нарушению любви.

Кто помнит слова святого апостола Павла «Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» (Фил. 2: 3), тот имеет четкий критерий для различения допустимого в Церкви разномыслия от собственно ереси.

— Откуда тогда происходит сам факт разномыслия святых отцов, если Бог один?

— Давайте спросим: что первичнее, опыт или его последующее выражение? Очевидно, опыт. И только потом его выражение. При этом не следует забывать, что даже вполне простой опыт иногда сложно облечь в словесную форму. Приходится искать слова, понятия, корректировать и уточнять их. Одно и то же можно выражать разными словами: более или менее удачными, содержательными, красивыми, в конце концов. Чтобы выразить свой опыт, иногда должно пройти время. Думаю, каждый испытывал подобное. Так и в случае с Церковью: она имела опыт Богообщения — Господь открылся ей. И никто не сомневался, что этот опыт есть, а вот на его выражение, поиск словесных формулировок уходило время. Да, термины «Троица», «Богочеловек», «Богородица» появились не сразу, но это не значит, что у Церкви не было веры в это, что был какой-то другой опыт.

Разные подходы

Фото: Mospat.ru

Слово «экуменизм» произошло от греческого «ойкумена», которое дословно переводится как «обитаемая вселенная». Сейчас у этого понятия существует несколько значений.

  1. С одной стороны его рассматривают, когда говорят о зарождении христианства. Оно настолько поразило многих людей своей духовной правдой и красотой, что в результате сумело побороть язычество, господствовавшее до этого в мире. Проповеди апостолов были убедительнее языческой культуры. Вскоре христианство превратилось в экуменическую религию, то есть всемирную. В наши дни оно распространено по всей планете.
  2. Также под экуменизмом понимают либеральное течение, призывающее к объединению различных направлений христианской церкви между собой. Православие отрицает такую возможность, считая создание подобной «новой церкви» искусственным. К тому же, по мнению православных богословов, это приведет к отрицанию существующей церкви, основанной на догматах веры, переданных апостолами.
  3. Помимо этого, экуменизмом называют возможное в будущем объединение всех существующих религий. Такие идеи продвигают некоторые неоязычники, в частности, движение нью эйдж. Православие категорически отрицает такую возможность, считая ее антихристианской.

ФИЛИОКВЕ

ФИЛИОКВЕ (лат. «filique» – «и от Сына») – учение Римско-католической церкви об исхождении Святого Духа не только от Бога-Отца (на чём настаивают православные богословы), но и от Бога-Сына. Учение о филиокве было впервые сформулировано на Толедском соборе в 589 г. как добавление к утверждённому Первым и Вторым Вселенскими соборами Символу веры: «Верую в Духа Святого, исходящего от Отца». Слово «filioque» было прибавлено католической церковью к тексту Символа веры в IX в., а окончательно введено в Символ в 1013 г. при папе Бенедикте VIII (1012–1024 гг.). Восточные церкви предпочли сохранить прежнюю формулировку: «(Верую) в Духа Святого от Отца чрез Сына исходящего». Это прибавление стало главной причиной раскола церкви на Восточную и Западную и продолжает оставаться важнейшим богословско-догматическим препятствием на пути к взаимопониманию и сближению православных и католических церквей. Православные богословы отрицают исхождение Святого Духа от Сына на том основании, что в Новом Завете нет на это прямых указаний; там говорится о Боге-Отце: «…Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин. 15:26), «Дух Святый, Которого пошлёт Отец» (Ин. 14:26). Католики аргументируют свою позицию тем, что в новозаветных текстах нигде не сказано «только от Отца», что, по их мнению, вполне допускает исхождение Святого Духа и от Сына. Кроме того, утверждают католические теологи, исхождение Святого Духа от Сына подтверждают слова Христа: «Он (Святой Дух)… от Моего возьмёт» (Ин. 16:14) и апостола Павла: «Дух Христов» (Рим. 8:9), «Дух Сына» (Рим. 4:6). Проблема филиокве возникла при разработке основ христианской теологии, прежде всего, учения о Святой Троице, где сформировались два направления, получившие названия Александрийской и Антиохийской школ богословия. Эти школы различались по методам интерпретации Священного Писания, что сыграло свою роль и в характерных для них теологических тенденциях

Так, Антиохийская школа настаивала на буквальной интерпретации священных текстов и в итоге стремилась подчеркнуть неслиянность, различие лиц Святой Троицы, в то время как Александрийская школа, с её склонностью к аллегоризации текстов, наоборот, уделяла основное внимание обоснованию нераздельности Святой Троицы, Её Божественному единству. Оформление учения о филиокве в догматическое положение христианства на Западе произошло в силу нескольких причин

Во-первых, в целях защиты христианства от еретических движений, в частности арианства, умалявшего роль второго лица Троицы (Сына) по отношению к Отцу. Именно поэтому Толедский собор счёл необходимым подчеркнуть: Сын ни в чём не меньше Отца, и Дух Святой исходит от Сына так же, как и от Отца. Во-вторых, католическое дополнение к Символу веры должно было поднять авторитет главы Римско-католической церкви как наместника Иисуса Христа на Земле. Отличаясь от первоначальной христианской трактовки взаимоотношения лиц Троицы, западное учение о филиокве, тем не менее, поначалу не вызывало особых протестов со стороны Константинополя. В качестве категорически неприемлемого догматического положения филиокве рассматривается в послании православного патриарха Фотия I Великого (858–867, 867–877 гг.) только в 867 г., в преддверии великого раскола христианских церквей, хотя главными спорными вопросами в полемике Рима и Константинополя ещё долго оставались темы опресноков и безбрачия (целибата) духовенства. Центральным пунктом теологических расхождений Востока и Запада филиокве становится только с XI в.

Filioque – основное отличие

Одним из основных различий между православными и франко-латинянами является учение о Святом Духе, так называемое
Filioque. Франко-латиняне добавили в Символ веры эту фразу потому, что якобы Святой Дух исходит от Отца и от Сына (Filioque), искажая таким образом слово Христа и учение Отцов Церкви, как оно было выражено соборно на II Вселенском Соборе и на других Соборах. На этом пункте была сосредоточена антиеретическая полемика многих Отцов. Здесь я напомню главным образом о трех великих Светильниках, то есть свт. Фотие Великом, свт. Григорие Паламе и свт. Марке Эфесском Евгенике.

READ  Молитва «вечери твоея тайныя»

В западной части объединенной Римской империи очень рано начало развиваться учение о том, что Святой Дух исходит от Отца и от Сына, тем самым разрушалось внутритроичное отношение между Лицами Святой Троицы. Однако, с течением времени, эта тема в конечном итоге стала центральным пунктом отличия Западной «Церкви» от Восточной Церкви. Мне хотелось бы отметить несколько характерных положений в которых проявляется упорство папизма в еретическом учении.

Когда в 1054г. кардинал Гумберт сообщал папе о том, что он положил на престол Святой Софии Константинопольской во время Божественной литургии либеллиум, в котором анафематствовался Патриарх и все православные как еретики, главным же осуждением Патриарха и православных было то, что они посеяли множество плевел и «как духоборцы и богоборцы изъяли из Символа веры исхождение Духа и от Сына». То есть нас осуждали за то, что мы удалили эту фразу из Символа веры, который установил II Вселенский собор!!

Некоторые утверждают, что эти анафемы ушли в прошлое и, следовательно, не существует проблемы. Конечно, все-таки проблема существует потому, что лишь простым деянием удалены анафемы, но не удалена ересь
Filioque, которая конечно позже даже весьма усилилась.

Величайший богослов папистов Фома Аквинский, которого называют Doctor angelicus защищает эту ересь. В одном из замечаний на это учение он пишет: «
Следовательно причина Святаго Духа является общей Отец и Сын». И в другом замечании он пишет: «
Отец и Сын являются единой причиной Святого Духа». И он продолжает: «
Хотя говорилось, что Святой Дух исходит только от Отца, но не исключается и Сын в этом исхождении».

Все попытки для соединения «Церквей» после схизмы 1054г. имели своим центральным вопросом ересь
Filioque, с тем различием, что православные предлагали изъять добавление из учения Символа веры, в то время как латины чрезмерно удерживали это учение и конечно же утверждали, что православные убрали из Символа веры эту фразу. Показательным является то, что на Соборе в Лионе в 1274г. и на Соборе Ферраро-Флорентийском 1438–39гг.
Filioque было центральным вопросом собеседований и конечно же позже после оказанного давления и насилия рассматривалось у православных как необходимое для исключения, как об это говорил свт. Марк Евгеник. Но и все стремления православных привести латинян к православной вере наталкивались на их догматическое учение о
Filioque.

Итак, схизма между двумя Церквами произошла из-за ереси
Filioque, и по этому поводу Геннадий Схоларий сказал:
«Схизма конечно же произошла из-за добавки в Символ, является достойным вернуть латинян через отвращение от прибавки». И Отцы Церкви утверждают, что невозможно вернуть обратно Папизм в Православную Церковь от которой он отпал, если он не отвратится от ереси
Filioque.

Что такое ересь?

Фото: Pavlovsk-xram.ru

Ересь – это утверждение или учение, которое противоречит вероучению православной Церкви и сознательно искажает Православные догматы (догмат – фундаментальная истина православного вероучения), препятствующее спасению.

В аскетике (исцеление падшего человеческого естества в процессе подвижнической жизни) ересь – крайняя степень прелести (состояние омрачения, самообмана, очарование, возникающее из-за воздействия кого-то или чего-то, в том числе бесовских сил). Еретическое учение соединяет в себе многочисленные страстные состояния: самообольщение, гордость, своенравие, непокорство, мнение и так далее.

К ереси относится учение, не касающееся догматов, но отвергающее жизнь по заповедям, так как оно только кажется не враждебным христианству, а на самом деле вносит смуту и разномыслия, разрушая изнутри Церковь, лишая Ее мира и единства. Поэтому преподобный Серафим Саровский просил Мантурова передать старообрядцам, чтобы «они вернулись ко Христу».

Но случилось так, как случилось.

Следует заметить, что первоначально это «толедское добавление» оставалось лишь частным случаем в латинской церкви. Главным сторонником его (опять же, с практических позиций борьбы с арианами) был император Карл Великий. Однако папа римский Лев III, пребывавший в этой должности в 795-816 годах, категорически с ним не согласился! Он приказал выбить Символ веры (без толедского добавление «филиокве») на двух (по-гречески и по-латински) серебряных пластинах и повесить их в соборном храме. Но прошло два века, и в 1014 году другой папа, Бенедикт VIII, дал указание эти таблицы снять, а во время коронации Генриха II было пропето «и Сына». С тех пор и аж до конца XX века католическая церковь, вопреки постановлению Вселенских соборов и отдельных пап, традиционно использует филиокве. Впрочем, так называемым восточнокатолическим церквям позволено читать Символ веры без этого добавления.

Экуменизм в религиях

Экуменизм царит в различных вероисповеданиях на протяжении целых поколений. В современном обществе, где принято относиться с пониманием к чужому мнение, находится все больше сторонников идеи объединения различных христианских конфессий.

В православии

В ходе Всеправославного совещания православные священники негативно отнеслись к экуменическому движению. На тот момент их позиция получила активную поддержку со стороны зарубежных церковников. В настоящий момент в православии наблюдается преобладание консервативных взглядов, поэтому нововведение считается чем-то абсолютно неприемлемым. ПЦ призывает другие конфессии покаяться и возвратиться в лоно истинной религии.

Между тем в РПЦ выразили свою готовность пойти на переговоры, поскольку радикальный консерватизм загоняет экуменическую теорию в тупик. Это приведет к обрыву последнего моста, который помогает поддерживать открытый диалог. Активное противодействие может привести к войне среди верующих, которые относятся к различным конфессиям.

Экуменизм выражается в проведении межконфессиональных съездов и конференций

В католицизме

Римско-католическая церковь никогда не была членом Совета, однако не отказывается от возможности заявить о себе на некоторых мероприятиях. При этом она всегда на первое место ставит свои пожелания, активно продвигает папскую власть и завлекает все больше последователей в свои ряды.

READ  В чем помогает образ богородицы: значение иконы «умиление»

Экуменический диалог активно поддерживается католиками, которые проявляют толерантность к остальным. Однако в большинстве случаев все переговоры сводятся к тому, что представители церкви стараются поставить себя выше своего оппонента.

В протестантстве

В протестантизме признают различия между конфессиями и предлагают объединиться только в главных вопросах вероучения. В процессе развития в протестантизме сформировалась теория ветвей и теория догматов. В первом случае деятели предположили, что все конфессии являются ветвями единого древа. Согласно второй теории, ценными считаются только основополагающие каноны. А вот со второстепенными вопросами человек волен определяться самостоятельно.

В сектах и других конфессиях

В процессе формирования общего течения в его канонах заинтересовались не только крупные конфессии, но также небольшие религиозные группы и секты. Многие общины расценили теорию как платформу для установления дружеских взаимоотношений.

Однако существуют ярые противники такого соединения, к которым относятся «Соборяне». Они считают любые действия, направленные на объединение, недопустимыми.
Интересная нформация

Вам может быть интересно:

1.
Учение о Царстве Божием по сочинению блаженного Августина «О Граде Божием» – священноисповедник Амвросий (Полянский)

2.
Учение Севира Антиохийского о «Единой сложной природе» и христология святителя Кирилла Александрийского – протоиерей Олег Давыденков

3.
Неизданное произведение св. Марка Ефесского «О воскресении» – протопресвитер Александр Шмеман

4.
К Августу Грациану три книги о Святом Духе. Книга 1 – святитель Амвросий Медиоланский

5.
Трактат о правомыслии – преподобный Иоанн Дамаскин

6.
Проблемы творчества преподобного Исаака Сирина – профессор Алексей Иванович Сидоров

7.
Скорпиак – Тертуллиан

8.
Еранист – блаженный Феодорит Кирский

9.
Сотериология свт. Афанасия Великого – профессор Константин Ефимович Скурат

10.
Жизнь и труды святителя Григория Паламы – протоиерей Иоанн Мейендорф

1. Учение отцов Церкви о Святой Троице

Согласно отцам Церкви до Августина или же стоящим вне августиновской традиции, Бог Отец есть Начало в Троице, Тот Связующий, в Котором осуществляется Ее единство через передачу Его природы. Сын извечно рождается Отцом из Его сущности, без разделения этой сущности. Он Ему единосущен, то есть, будучи Лицом (или Ипостасью), отличным от Отца, от Которого Он имеет Свое бытие, Он обладает численно одной с Ним природой (или сущностью), а не некой сущностью, подобной Отчей, но численно отличной; если бы это было так, то Он был бы «другим Богом», чем Отец. Дух Святой исходит от Отца, то есть получает Свое ипостасное бытие от Него одного. Он единосущен Отцу и Сыну, то есть обладает (не присваивая ее Себе) той же сущностью, что и Отец и Сын.

Для выражения этого единосущия Духа Отцу и Сыну некоторые отцы, в частности александрийцы и западные, говорили, что Дух Святой есть Дух Отца и Сына (выражение, взятое из Писания), что Он «исходит» от Отца и «получает» от Сына или же от Отца и Сына то, что принадлежит Отцу и Сыну (святитель Иларий Пиктавийский) и даже (как святитель Амвросий Медиоланский), что Он «исходит» от Отца и Сына (латинский термин «procedit» имеет значение менее точное, нежели соответственный греческий термин). Однако контекст этих выражений показывает, что, употребляя их, отцы имеют в виду не причину ипостасного бытия Духа, а лишь порядок, являемый либо в действии Божественных Лиц в домостроительстве спасения, либо в проявлении Их в вечности. Понимаемое таким образом выражение «Филиокве» может получить и православный смысл.

В годы, последовавшие за униатским Лионским собором, на котором святоотеческие тексты истолковывались в смысле более позднего латинского богословия, Константинопольский патриарх Григорий Кипрский хорошо уточнил их значение.

«Дух имеет Свое совершенное бытие от Отца, Который есть единственная причина, из которой Он исходит вместе с Сыном, Своим, свойственным Ему способом, являясь одновременно через Сына, через Него и при Нем воссиявая, так же как свет исходит от солнца вместе с лучом, сияет и является через него, и при нем, и даже от него… Ясно, что когда некоторые говорят, что Дух Святой исходит (προι?ναι) от Обоих, то есть от Отца и Сына, или от Отца через Сына, или же что Он является, или воссиявает, или происходит, или существует из сущности Обоих, или же еще из Отца и Сына, то все это не значит, что они исповедуют, что бытие Духа Святого происходит от Сына так же, как от Отца… Действительно, ведь и вода, которую черпают из реки, существует из нее; так и свет существует из луча. Но ни тот, ни другая (то есть ни свет, ни вода) не имеют причиной своего бытия эти две вещи (луч или реку). Действительно, вода существует от источника, от того первоисточника, из которого она изливается, существуя; а свет существует от солнца, откуда он, получая свое сияние, светится вместе с лучом и через него происходит (προι?ναι)».

Отцы Церкви не пытались понять, что такое Божественные Личности как таковые, как Они отличаются друг от друга или посредством каких аналогий из тварного мира мы можем представить себе рождение Слова и исхождение Духа. Здесь намеренная и сознательная трезвенность: ведь дело идет о таких реальностях, которые человеческий разум не может ни охватить, ни объяснить.

«Ты спрашиваешь, – говорит святой Григорий Богослов Евномию, – что такое исхождение Духа Святого. Скажи мне сперва, что такое нерожденность Отца; тогда я, со своей стороны, рассмотрю как физиолог рождение Сына и исхождение Духа. Таким образом, мы оба вместе окажемся пораженными безумием за нечестивое подглядывание таин Божиих. И кто же они такие, чтобы говорить о таких вещах? Они не могут знать даже того, что у них под ногами, они не умеют исчислить морской песок, или капли дождя, или дни времени, и вот они-то проникают в глубины Божии, рассуждают о неизреченной и непостижимой природе!».

Комментировать
0
1
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно