В чем смысл адописных икон?

В чем смысл адописных икон?

В чем смысл адописных икон?
СОДЕРЖАНИЕ
0
0
10 сентября 2020

Кoму и зaчeм этo нужнo

Фeнoмeн aдoпиcных икoн муccирoвaлcя в прecce XIX вeкa прeимущecтвeннo в кoнтeкcтe излюблeннoй «тeoрии зaгoвoрoв». Пocкoльку к инaкoмыcлию и любoму вeрoиcпoвeдaнию, oтличнoму oт oфициaльнoгo прaвocлaвия, цaрcкoe прaвитeльcтвo oтнocилocь крaйнe нeблaгocклoннo, a вeрooтcтупничecтвo cчитaлocь тяжeлым угoлoвным прecтуплeниeм, cлухи o вcячecких мифичecких кoзнях инoвeрцeв и eрeтикoв пoльзoвaлиcь бoльшoй пoпулярнocтью и нeрeдкo привoдили к нacтoящим трaгeдиям. Ярким примeрoм тoму cлужит тaк нaзывaeмый «крoвaвый нaвeт» нa eврeeв, oбвиняeмых в якoбы coвeршaeмых ими ритуaльных убийcтвaх хриcтиaнcких дeтeй, зa чтo пeрвыe нeoднoкрaтнo пoдвeргaлиcь звeрcким пoгрoмaм. Пoхoжaя cитуaция cклaдывaлacь и вoкруг aдoпиcных икoн. В coздaнии пoдoбных cкрытых изoбрaжeний oбвиняли cтaрoвeрoв, якoбы бoрoвшихcя тaким oбрaзoм c oбрaзaми зaпaднoгo «фряжcкoгo пиcьмa», или прeдcтaвитeлeй ceкты жидoвcтвующих, выcтупaвших прoтив пoклoнeния икoнaм кaк тaкoвoгo.

Подготовительный слой

Прежде чем нанести живописный слой, мастера готовили основу. Сначала на дерево крепили паволоку — специальную льняную ткань. Она была редкого ткачества, «жидкая» — для того чтобы через нити просочился следующий слой, левкас.

Левкас изготавливали разными способами, у каждого иконописца был свой рецепт. Но чаще мастера смешивали клеевой раствор и мел. Клей покупали или делали из веществ, напоминающих современный желатин. Для пластичности в него добавляли льняное масло.

Левкас использовали только свежий, поэтому делали его в том объеме, который требовался для полотна. Для первого слоя в состав добавляли больше клея, чем мела, а для второго — наоборот. На старинных иконах в местах сколов можно увидеть белый слой — это и есть левкас.

Часто лики писали без паволоки, но почти никогда — без левкаса. На иконы с тиснениями левкас наносили толстым слоем, а на резные иконы — в несколько тонких.

«Открывает дьяволенков»

Создание адописных или, как их еще называли, «черных», «окаянных», «отступных» икон считалось разновидностью черной магии и всегда было овеяно злоречием: сплетнями, угрозами, доносами, клеветой… Доморощенное дознавательство давало обильную почву для домыслов и вымыслов. Слухи оказались столь живучи, что в начале 1870-х годов газета «Московские ведомости», а вслед за ней провинциальные издания извещали о крестьянских волнениях из-за адописи. Из городов и весей поступали свидетельства очевидцев, которые клятвенно уверяли, будто видели иконы, писанные сажей из сатанинского пекла, а то и кровью самого дьявола.

В селе Стецовка близ города Чигирина крестьянин якобы принес фольговую иконку для освящения, покрывавшее ее стекло случайно разбилось — и под загнувшейся фольгой проступила бесовская рожа со страшной надписью: «Поклонись мне семь лет — будешь мой навеки». На обороте некоторых икон вроде бы находили наклеенные газетные карикатуры, изображения человека с песьей головой, турка с курительной трубкой.

Богобоязненные обыватели страшились случайно помолиться перед окаянной иконой и впасть в «антихристову прелесть», не распознать богомерзкие изображения, хитро спрятанные под слоем левкаса. Журналисты усматривали в «охоте за адописью» провокации — в частности, очернение староверами никонианских икон «фряжского письма». Этнографы указывали на возможный обрядово-защитный (апотропеический) характер подобных изображений.

Писатель Николай Лесков объяснял адописные иконы мошенническими плутнями офеней-иконоторговцев. Практика коммерческой адописи упомянута Лесковым в повести «Запечатленный ангел» (1872) и описана в статье для журнала «Русский мир». В погоне за наживой иконщик заказывает образа с чертиками на левкасе и везет на продажу. Следом едет его подельник и разоблачает страшный подлог: «открывает изумленным крестьянам дьяволенков по всем их иконам» и тут же заставляет покупать настоящие образа.

Адописная икона в буквальном значении фигурирует в рассказе Леонида Леонова «Деяния Азлазивона», написанном в 1921 году, но опубликованным только через восемьдесят лет. Пробравшись неузнанным в монашеский скит в облике лжеизографа, бес Гаркун пишет антиобраз святого Нифонта.

«Тронул празеленью, — радостные сверкнули березки. Тронул киноварью, — зацвели позадь всехвального Нифонта благоуханные цветы райского сада. Теперь бесов написать надобно, попираемых преподобным. Встал черный белец середь кельи, хлопнул в ладоши дважды и четырежды, полезли из подполья, толкаясь и сопя, беспятые. Им зашипел Гаркун, на доску черным словом указывая: — Ступайте сюды, да скоро, да чтоб гладко было…»

Икона — образ

Слово икона, греч. εἰκὼν — образ, св. отцы относили, прежде всего, к изображениям Спасителя, а также к Нему Самому. Так называет Христа и апостол Павел:

«Он (Христос) есть образ (εἰκὼν) Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол. 1:15).

И это выражает самую суть веры: Бог Слово, в таинственном акте Боговоплощения соединяется с человеческой плотью, Невидимый и Неприступный становится видимым и доступным для человека. Иоанн Богослов свидетельствует:

«Слово стало плотью, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1:14).

Тайна Боговоплощения — сердцевина христианского откровения —  и есть основание для изображения Иисуса Христа, как, впрочем, и всего иконописания.

Владимирская икона Богородицы

Не всякое изображение на религиозную тему может считаться иконой, а только то, что соответствует догматам Церкви. В Оросе Седьмого Собора указано, что творцами иконы являются – отцы, художнику же надлежит исполнение. При этом Орос не ограничивает художников ни в материале (был бы прочным), ни в технике исполнения, ни в стиле, ни в месте расположения икон, единственным условием было то, чтобы изображение не противоречило вероучению Церкви. Для этого и был выработан особый язык, который мы называем каноном. В соборных правилах сказано:

«Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству вместо ветхого агнца, да через то, созерцая Бога Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительной смерти и сим образом совершившегося искупления мира».

Икона показывает нам не только образ Бога, но и образ человека. А человек, согласно Св. Писанию, создан по образу Божию (Быт.1:27), а значит, предназначен сиять светом Божьей славы. Каждый из нас — икона, но эта икона нуждается в реставрации, расчистке, укреплении, снятии наносных слоев. И этим мы должны заниматься каждый день своей жизни, пока не будет просвечивать тот образ, что задумал Божественный художник. Глядя на святые иконы, на образы великих подвижников веры, на образы Божьей Матери и Спасителя, мы смотрим на свое будущее, каким оно может стать, если мы действительно облечемся во Христа. Икона — это образ будущего века.

Советуем изучить  Молитвы от порчи и сглаза Матроне Московской

Недостаточно только смотреть на икону, прикладываться к ней, почитать ее, украшать и проч., важно услышать Весть, которую она несет. Икона — это послание к нам, проповедь, призыв

Икону называют окном в невидимый мир, но она и указатель на пути в этот мир. На иконах Богородица Одигитрия указывает на Христа, Которого держит на руках, молитвенные жесты святых устремлены к Господу, Спаситель воздевает  благословляющую десницу, — все это для нас знаки на пути в Царство Небесное.

Икона учит нас новому видению, показывает нам иное время, иное пространство, преображенную реальность: свет без тени, день без ночи, жизнь без смерти, любовь без ненависти. Новое небо и новую землю, где Бог все во всем.

«Икона — это воплощенная молитва, — говорит архим. Зинон. — Она создается в молитве и ради молитвы, движущей силой которой является любовь к Богу, стремление к Нему, как к совершенной Красоте».

История

В Россию икона в конце XVI века была привезена сербами, приехавшими из Трансильвании по приглашению русского правительства. Его предок, в середине XVIII века, поселился в Ольвиопольском уезде Херсонской губернии.

Икона передавалась по наследству, пока в 1809 году её не приобрела помещица, жена штабс-капитана, Иулиания Ионовна Касперова, проживающая в своём имении Касперово (в настоящее время Кизомыс, Белозерского района, Херсонской области). Икона к тому времени значительно обветшала.

В феврале 1840 года Касперова ночью молилась со слезами перед Касперовой иконой Божией матери с просьбой помочь ей в её бедах. Вдруг Касперова увидела, что икона обновилась и лик Богородицы просветлел.

Мелкопоместная дворянка Вера Бурлеева, жившая в соседнем селе в то же время никак не могла излечить паралич левой руки. Весной 1840 года во сне она услышала голос Богоматери, посылаюший её в село Касперово помолиться иконе. Бурлееву привезли в дом Касперовых, где после молитвы она вылечилась.

Летом 1843 года случаются ещё три выдающихся исцеления. После молитв перед образом Божией Матери выздоровел Иван Шумяков, 13-летний крестьянский мальчик из города Херсона, страдавший припадками падучей болезни. Выздоровела очаковская мещанка Мария Смешная, которую в дом Касперовой привезли разбитую параличом. До исцеления Смешная не владела половиной своего тела и двигаться самостоятельно была не в силах. После молитвы перед образом Пресвятой Девы и помазания маслом от лампады возвратился рассудок новоивановской крестьянке Парасковье Семипудовой, которая долгое время была одержима.

Через в последних числах января 1844 года икону переносят в сельский храм.

С тех пор от Касперовой иконы Богоматери стали проистекать исцеления, и люди признали её чудотворной. В 1846-м году собранная по этому поводу комиссия официально признала действительность всех чудотворений и к Касперовой иконе начали стекаться паломники из Херсона, Очакова, Одессы, Николаева и других мест.

С 1852 года по просьбе жителей Херсона каждый год на праздник Вознесения Господня Касперовскую икону Божией Матери стали приносить в городской собор.

Во время блокады Одессы британским флотом в ходе Крымской войны жители города обратились к архиепископу Иннокентию (Борисову) с просьбой перенести Касперовскую икону в одесский Спасо-Преображенский собор:

…от всего сердца веруем в чудную помощь Богоматери и уповаем, что пребывание Её Лика в нашем городе будет непреоборимым оплотом против вражеских нападений и надежнейшим залогом нашего спасения.

После получения высочайшего разрешения просьба была удовлетворена. Образ был перенесён в Одессу крестным ходом и пребывал в городе с 6 августа 1854 года до 20 мая 1856 года. Каждую пятницу перед литургией архиепископ Иннокентий читал перед иконой акафист Покрову Пресвятой Богородицы, составленный им самим. Перед иконой давали обет сёстры милосердия Крестовоздвиженской общины.

Касперовской иконой архиепископ Иннокентий благословлял отправлявшиеся в Севастополь войска. Во время молебнов солдаты покупали свечи за медные гроши и пятаки. Архиепископ сделал распоряжение хранить эти деньги отдельно от других пожертвований, а затем отлить из них медный крест и установить его в кафедральном соборе в память будущим поколениям. Одесса осталась невредимой. 1 октября 1854 года осада была снята, после чего было решено «в поучение потомству сделать это событие незабвенным и день 1 октября праздником священным». С тех пор чудотворную икону 1 октября стали приносить в Одессу, где она и оставалась до среды Светлой седмицы в Спасо-Преображенском кафедральном соборе.

После поражения на реке Альме, открывшем путь войскам союзников на Севастополь и Симферополь, началось отступление русских войск. Архиепископ Иннокентий один прибыл в Симферополь 13 сентября 1854 года. На следующий день архиепископ совершил в соборе молебен, обличая малодушие и призывая заботиться о войсках. 15 сентября Иннокентий направил главнокомандующему светлейшему князю Александру Меншикову письмо с просьбой о разрешении приехать в Севастополь, дабы помолиться с войсками и передать им список с Касперовской иконы, однако получил отказ. 16 сентября архиепископ произнёс в соборе проповедь, благословив Симферополь и Крым Касперовской иконой.

С 1918 года чудотворный образ пребывал в Спасо-Преображенском соборе постоянно. В 1936 году после уничтожения собора Касперовскую икону перенесли в Успенский собор, ставший позднее кафедральным. Чудотворный образ Касперовской иконы Пресвятой Богородицы находится в нём и сейчас.

Иконы все же были

О том, что адописные иконы были реальностью, говорит старообрядец дьякон Федор, написавший в XVII веке трактат «О распознании Антихристoвoй прелести», в котором он указывал, что царствие антихриста уже пришло, и «адовы» иконы – его признак. Об адописи писал Николай Семенович Лесков, который даже включил в один из своих рассказов сцену обмана простодушного верующего человека мошенниками-богомазами: один продал ему икону, а второй якобы из добрых побуждений рассказал об этом и тут же стал уговаривать, чтобы обманутый купил икону теперь уже у него.

Но вымысла с этой сцене, по-видимому, нет. В 1873 году в газете «Русский мир» Лесков опубликовал фельетон под названием «Об адописных иконах». Сделать это его вынудили слухи, распространившиеся среди крестьян после того, как на юге страны было обнаружено несколько таких икон. Сделаны они были топорно, неумелыми «изуграфами»; на одной было найдено изображение сатаны, а на других нашли карикатуры на власти.

Советуем изучить  Молитвы, чтобы забеременеть

В статье писатель признавал, что сталкивался с «адовой писаниной», но отличить ее от настоящей иконы очень легко: это всегда были дешевые, неумелые изображения, в подлинности которых можно было усомниться сразу. Иконы были некачественные, из дешевых материалов, быстро трескались, открывая скрытое изображение. Вся адопись была уничтожена властями, ведь делавшие подобное покушались не только на веру крестьянина, но и на российскую государственность, во главе которой стоял Божий Помазанник, который был обязан защитить подданных даже от сатаны.

Распространение адописи связывают с разными процессами, направленными против России и православия. Во времена раскола ее появление связывали с тем, что раскольники стремились подорвать веру крестьян в «новую» иконопись.

В конце XIX века в Киевской и в Херсонской губерниях возникли движения штудистов – сектантов протестантского толка. Возможно, возникновение этой секты было связано с влиянием униатов и распространением либеральных идей. Обвиняли в распространении адописи и сторонников саввелианства – весьма старой ереси, которая вдруг получила распространение перед революцией.

Очевидно, подобные иконы были и проявлением действий сатанистов. Этнограф Николай Александрович Иваницкий в работе «Материалы по этнографии Вологодской губернии» сообщал, что под Вологдой некоторые злоумышленники рисовали на досках адописные иконы. Делалось это, чтобы верующий, обращавшийся через икону к Богу, не получал бы от Него ответа, а молитва приобретала бы обратный эффект.

На сегодня искусствоведы не знают ни одного примера адописи. Связано ли это с тем, что все иконы были уничтожены или их распространение было сильно преувеличено, неясно.

Московский искусствовед Дина Гамадиева считает, что, возможно, подобных икон вообще не существовало или они были в единичных экземплярах и до наших дней не дошли. «Во всяком случае, я не знаю ни одной подобной иконы, не знают об этом ничего и мои наставники, и реставраторы, с которыми я разговаривала. Я почти на 100% уверена, что их больше нет, но если кто-то встретит адописный образ, то это будет очень любопытная находка прежде всего для ученых», – говорит Гамадиева.

Истоки страхов

Мифы, сплетни и сопутствующие им страхи не возникают совсем уж на пустом месте. Так, известны легенды о смущении иконописцев чертом во время работы. В старообрядческом сочинении 1670-х годов «Послание священнострадальца диакона Феодора о познании антихристовой прелести» говорилось, что Антихрист мог явиться «богомерзкими еретичествы и многообразными отступными иконами» и что весьма непросто распознать «вражью прелесть».

В Рождественском соборе Ярославля есть фреска 1683 года с изображением дьявола прямо посреди иконописной мастерской. Этот агиографический сюжет запечатлен в Киево-Печерском патерике под названием «Слово о Спиридоне-просвирнике и об Алимпии-иконописце». Из-за болезни иконописец не смог выполнить работу в срок — и на помощь ему неожиданно явился некий «светлый юноша», который все сделал за три часа. Когда же завечерело, юноша «стал невидим вместе с иконою».


Алимпий Печерский, пишущий образ Богоматери и искушаемый дьяволом. (Wikimedia Commons)

Адописанными в обиходе иногда называли еретические образа. Точнее назвать их лжеиконами. Такое значение впервые зафиксировано в Прологе (церковно-учительном сборнике) как определение хоругвей еретиков-савелианитов. Сегодня эта бесславная традиция продолжается в малевании антисвятых образов для отправления сатанинских культов. На просторах интернета немало сайтов с объявлениями вроде «пишу окаянные иконы на заказ». Приводить конкретные примеры не будем из этических соображений.

Ученые допускают также возможность эпизодических случаев адописи как злой подначки или кощунственной шутки безбожников над верующими. В российском Уложении о наказаниях 1832 года «выделка и продажа соблазнительного вида икон» приравнивались к умышленному богохульству. Об адописи как атеистической забаве рассказывал Максим Горький в воспоминаниях своих о работе в иконописной мастерской:

«Я ведь учился этому ремеслу. Но не пошло: веры не было. <…> Я был мальчишка бедовый. Подойдешь к одному-другому и шепчешь: «Нарисуй ему рожки!» Так меня и прозвали: «дьяволенок». <…> Пришел к товарищам попрощаться, один из них вынул из стола две маленькие иконки и сказал: «Вот для тебя специально написал, выбирай». На одной был написан мой Ангел Алексей — Божий человек, а на другой — дьявол румяный и с рожками. «Вот выбирай, что по душе». Я выбрал диавола, из озорства».

Еще одна версия связывает адописные иконы с местью: якобы их специально заказывали и дарили недругам под видом святых образов. Более популярный и менее затратный аналог подобной пакости — поставить заупокойную свечу за живого человека.

Случалось и так, что инфернальные свойства из невежества приписывались каноническим изображениям Сошествия во ад, Страшного суда, других религиозных сцен. Вот уж где призрак богохульства резвился вволю! Несведущих верующих порой смущали бесы и на клеймах житийных икон. Обитателей ада изображали для вящей достоверности. Из самых известных — клейма об изгнание бесов на житийных иконах святителя Николая Чудотворца, преподобных Сергия Радонежского, Зосимы и Савватия Соловецких.

Икона «Страшный Суд», Польша, XVII в. (elohov.ru)

Икона «Страшный суд», Новгород, сер. XV в. (Wikimedia Commons)

Наконец, адописными по незнанию порой называли редкосюжетные иконы. Например, образ святого Христофора с песьей головой или иконографический сюжет «Великомученик Никита, побивающий беса». Последний можно видеть на хранящейся в Государственной Третьяковской галерее иконе Никиты-бесогона из собрания А. В. Морозова.


Святой мученик Христофор, втор. пол. XVII в. (pravoslavie.ru)

Святой Никита, побивающий беса, пер. пол. XVI в. (Wikimedia Commons)

Современные исследователи считают адописные иконы и вовсе народной фантазией, легендарной сплетней либо наивным заблуждением, поскольку не сохранилось ни одного материального образца. В настоящее время слово «адопись» употребляется искусствоведами и реставраторами преимущественно как ироническое определение низкокачественной, непрофессиональной иконописи. Бездарная и халтурная работа вправду подчас смотрится инфернально. Вспоминается рыботорговец из старинного немецкого анекдота, включенного в «Дорожную книжицу» (1555) Йорга Викрама. Рыботорговец видит на дороге криво-косо сработанное Распятие, молча разглядывает, наконец говорит: «Господи, если бы ты торговал селедками, ты не мог бы выглядеть хуже».

Советуем изучить  СМС поздравления с Благовещением Пресвятой Богородицы

Cуть явлeния

Тaк впeрвыe в литeрaтурнoм пaмятникe XVI вeкa вcплывaeт упoминaниe o тaк нaзывaeмых aдoпиcных икoнaх – лeгeндaрнoм культурнoм фeнoмeнe в иcтoрии руccкoй прaвocлaвнoй икoнoпиcи, кoгдa пoд трaдициoнными oбрaзaми cвятых cкрывaлиcь бoгoмeрзкиe дьявoльcкиe изoбрaжeния. Этнoгрaфы XIX вeкa oпиcывaли aдoпиcныe икoны тaк: икoнoпиceц изoбрaжaл рaзнoгo рoдa aдcкую нeчиcть, пoкрывaл изoбрaжeниe cлoeм грунтa, a cвeрху, ужe втoрым cлoeм нaнocил кaнoничecкoe изoбрaжeниe cвятoгo. Oпиcывaютcя и упрoщeнныe вaриaнты aдoпиcных икoн, кoгдa cвятoму прocтo пририcoвывaли рoжки, cкрывaeмыe зaтeм вeрхним cлoeм крacки, прятaли рoжицу чeртa пoд oклaд или крeпили «oкaяннoe» изoбрaжeниe c oбрaтнoй cтoрoны oбрaзa.

***

Важно, чтобы икона всегда была разговором современника с современником, живым, актуальным искусством. То, что сейчас происходит, когда художники решают «Давайте мы сейчас будем писать, как в XVI веке!», на самом деле – полный абсурд

Разве можно помыслить, что Андрей Рублев с Даниилом Черным сидели и говорили: «Напишем-ка мы, как в XIII или в XIV веке!» Иконопись всегда была живым и современным искусством.

Вот стояла перед Рублевым задача – написать список с иконы Владимирской Богоматери

Самой главной, самой важной иконы государства. И он, имея перед собой образец, смотря на него и вдохновляясь им, пишет свою Владимирскую, ту, которая близка ему и его поколению

Никогда раньше не было в иконописи такого механического копирования, как сегодня. Это была живая традиция. Как только традиция перестает быть живой, все рассыпается, становится каноном. Кстати, слово канон в применении к иконописи стали употреблять только с XVIII века…
Я четырнадцать лет служил во Пскове, настоятелем храма Рождества Иоанна Предтечи (XII век). Когда мы приехали, все было в полуразрушенном состоянии. Постепенно начали восстанавливать, обустраивать… А потом появилось ощущение, не отпускавшее меня в течение трех лет: я все сделал в этом месте, что надо. Храм восстановлен. Оставалось или почивать на лаврах, или попытаться сделать в жизни еще какой-то рывок. Во Пскове можно было расслабиться и спокойно стареть. Мы решили еще немножко не стареть и переехали в Суздаль.Иконы, в отличие от фресок и мозаик – нечто интимное, предполагающее личностный контакт, диалог, встречу. Потому древние иконы такие выразительные, раскрытые к тебе, активно на тебя направленные. Древняя икона воздействует на тебя, стремится к диалогу. Она написана конкретно для тебя.

Этого воздействия икон часто не ощущаешь, когда приходишь в современный храм, где видишь иконостас, как две капли похожий на стоящий в соседнем храме, еще в одном, в третьем, в четвертом… Сейчас их печатают в такой среднестатистической полурублевской-дионисьевской школе плюс обязательно – золотые тябла, и прочая «роскошь». Но это не к тебе обращено. К кому?

Может быть – к спонсору, чтобы наглядно объяснить, куда пошли его деньги, может быть – к иерархии, чтобы показать: смотрите, как мы расстарались, как у нас все богато и торжественно! Может быть – к политическим силам или к администрации, чтобы показать, кто мы такие и как у нас все мощно. Но у меня возникает чувство, что лично обо мне никто не думает, лично ко мне не обращается.

Художник всегда очень тесно связан с природой, вдохновляется ею. Когда я переехал из Пскова в Суздаль, глядя на суздальские мягкие, утонченные, нежные закаты, я начал понимать, откуда берет свои традиция московская иконописная школа. Во Пскове закаты – нечто бурное, эмоциональное, пылающее красками – что мы видим в традиции псковской иконописи. В природе нам является Господь.

Евангелие – на самом деле рецепт счастливой жизни (жизни как с маленькой буквы, так и с большой). В нем есть то, что делает ее наполненной и осмысленной. И в поисках этой осмысленности люди все равно будут приходить в Церковь, несущую Евангельские истины. Ведь Евангелие все равно останется Евангелием, главным содержанием христианской веры, с каким бы официозом не пытались связать Церковь.

Очень большую перемену в работе я почувствовал, когда стал священником. Я начал видеть и понимать в иконописи какие-то важные вещи, которые раньше не понимал. Ведь священник воспринимает икону еще и как практик – прикладной предмет, вокруг которого совершается каждение, который выносится в определенное время в храме… Я стал лучше чувствовать икону, отчетливее понимать ее функциональность.

Кроме того, священнику приоткрываются и некоторые таинственные моменты. Как говорит древняя мудрость, «есть такие двери, которые можно открыть только пением», т.е. понять с помощью искусства.

Иконопись для меня — самое современное искусство, которое я могу себе представить. Это то, что я искал и в чем себя нахожу. Все мои художественные поиски находят там разрешение. Если мне внутренне хочется передать, скажем, какие-то мысли, эмоции, художественные моменты, вызванные при взгляде на пейзаж за окном, я сделаю это, в каком-то другом виде — во фреске, или в иконе.

Я как художник чувствую себя реализованным, именно найдя иконопись, в которой сочетается метафизика и пластика. Поэтому с каждым днем мне работать все интереснее и интереснее несмотря на то, что я уже более тридцати лет занимаюсь иконописью.

Комментировать
0
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно

Поздравления с Татьяниным днем в стихах Без рубрики
0 комментариев

Поздравления с Днем Николая Чудотворца Без рубрики
0 комментариев

Поздравления с Татьяниным днем Без рубрики
0 комментариев

Короткие поздравления с Пасхой Без рубрики
0 комментариев